Иголки и булавки

Аватар пользователя Инфопресс
Версия для печатиВерсия для печатиPDF версияPDF версия

Источник: Инфопресс №28 (2019 г.)

Потребительский конфликт, разогретый до такой стадии, когда стороны говорят уже и о его криминальной квалификации, произошёл в Силламяэ… из-за пошива платья. 

«Мы отдали в пошив платье, а теперь нам его не возвращают и вообще собираются "утилизировать"» - примерно в такой редакции первоначально дошла эта новость до «Инфопресса».

Жительница Силламяэ А.Ш. рассказала корреспонденту, что в мае прошлого года сделала работающей в ателье в силламяэском микрорайоне швее М.К. заказ на пошив платья, швея несколько месяцев не могла этот заказ закончить, осенью Ш. начала требовать заказ вернуть, несколько месяцев стороны спорили вокруг этого, нынче в марте часть сданных при заказе материалов швея возвратила, но самого платья клиентка так и не получила. 

«Сколько можно было к ней ходить!»

По словам А.Ш., это был уже второй её заказ данной швее. Первый был сделан ещё зимой прошлого года, с ним всё было нормально, только оставалась недоделанной одна маленькая салфетка, и тогда 2 мая женщина пришла со вторым. 

- Сделала заказ на пошив платья по моему эскизу, на основании моей авторской разработки - я занимаюсь дизайном одежды. Отдала ткань, шаблоны и описание работы, оплатила пошив в полном размере, мы всё с ней обсудили, она дала понять, что может справиться быстро. Прошли май, июнь, июль. В августе М.К. сказала, что платье почти готово, но она то «устала», то «лежала пластом после другого заказа», то «доделает на выходных, которых у неё ещё не было». Я и мои родители ходили к ней раз в неделю, уже и ходить-то было страшно - виноватым себя чувствуешь, что надоедаешь. В октябре я сделала ей запрос на возврат заказа, а всего за октябрь-март таких письменных требований с моей стороны было двенадцать, - рассказала клиентка.

С её слов, в ноябре швея назначила время для встречи, А.Ш. на это ответила, что забрать заказ придёт её отец, М.К. после визита последнего сообщила, что заказ вернёт исключительно самому заказчику, а не в третьи руки, поскольку официально она отца заказчицы якобы не знает. В общем, получается, заказ вроде бы и был готов к возврату, но передача застопорилась. На вопрос корреспондента - почему было не сходить за платьем самой - Ш. отвечает, что ей к этому моменту общаться со швеёй было уже просто противно: та стала называть её «бараном», смотреть свысока и т.п.

В феврале в ответ на свои требования вернуть заказ А.Ш. узнала, по её словам, совершенно непонятное - мол, готовое платье ей не отдадут, поскольку это работа других людей, и оно будет утилизировано. Однако на 13 марта швея всё же назначила встречу, чтобы отдать деньги за пошив и за материалы - всего 150 евро, согласившись даже на приход представителя Ш., но с условием письменного подтверждения возврата. 

- Назвала меня в том письме «лживой, подлой, амбициозной, трусливой» и упрекнула, что я полгода не могу определиться с забором заказа, хотя у меня встречный вопрос - а что она в мае-августе делала?.. На эту встречу пошёл отец, К. вернула салфетку, описание работы и шаблоны, кроме одного. Деньги не вернула, отец написал бумагу, что отказывается от них и согласен получить платье, - последнее, по утверждению Ш., было сделано «по настоянию» М.К.

18 марта швее было отправлено требование вернуть платье, шаблон и остатки тканей, в противной случае обещано судебное разбирательство и оглашение этой истории, 19-го К. ответила, что подала заявление в полицию, где и надеется теперь встретиться со второй стороной, сказала А.Ш.

Среди прочего, в этой истории клиентку беспокоит вопрос соблюдения её авторских прав, ведь платье является её разработкой, и вдруг швея станет его выставлять или продавать. Причину всего конфликта она вообще увязывает именно с творческой стороной дела:

- Мне кажется, тут - зависть. Я говорила, что у меня куча эскизов, она (швея. - прим. авт.) сразу изменила отношение ко мне, стала психовать. А потом удивляется, что я не могу с ней говорить…

Журналист поинтересовался - почему А.Ш. не шьёт сама? Женщина ответила, что здесь существует разделение труда («я модельер, а не швея»), добавив, что разработок одежды, аксессуаров, обуви у неё много, но до сих пор всё это она выполняла в мини-образцах, то есть на куклах, а не в масштабе один к одному.

«Не позволю себя использовать»

Версию о зависти к чужим дизайнерским разработкам М.К. прежде всего прокомментировала… смехом.

По её словам, если человек считает себя дизайнером, тогда почему не только сам не шьёт, но и неграмотно подбирает ткани, предлагает неудачные цветовые решения, не разбирается в понятии «коллекция». И добавляет, что поначалу разъясняла некоторые вещи клиентке, но потом…

- Я тратила на разъяснения ей по два-три часа, а потом сказала: ты просила тебе подсказывать, но в моём понимании «подсказка» - это мелочи, а когда выяснилось, что ты ничего не знаешь, тут уже не подсказка нужна, а обучение, а это дело платное. Может, это её и обидело?

Швея утверждает, что при приёме заказа сразу предупредила заказчицу, что из-за занятости времени у неё сейчас нет, клиентка с этим согласилась, так что о «долгом шитье» говорить нельзя. Более того, поначалу между сторонами было вполне нормальное сотрудничество: швея предложила свои способы украсить изделие, клиентка же попросила швею ознакомиться с одним сайтом и помочь ей подать туда заявку. М.К., по её словам, ознакомилась с ним не сразу, а посмотрев, убедилась, что речь о конкурсе модельеров в Петербурге, и, по сути, стала отговаривать А.Ш. от участия в нём, а также отказалась шить для неё следующее платье, очевидно задуманное для того же мероприятия. Это, видимо, тоже сыграло свою роль в разрастании конфликта, полагает швея.

- Я не хочу, чтобы меня использовали. Если бы она сразу конкретно сказала мне, что собирается на международный конкурс, я бы или отказалась от шитья, или взяла за него дороже, - объясняет она.

Интересно, что сама А.Ш. в общении с корреспондентом об этом конкурсе не упомянула. М.К. в феврале, когда ссора уже «разогрелась», в одном из электронных писем предупредила оппонентку, что написала и в оргкомитет конкурса; клиентка, предоставив газете свою переписку с ателье, эту фразу изъяла.

Швея говорит, что надеялась переговорить с женщиной «по-человечески», но та перестала к ней ходить, зато стали ходить и скандалить люди, которые, как М.К. догадалась, являются родителями клиентки. А когда пошли скандалы и обещания подать в полицию, то К. решила, что дошивать платье не станет, а вернёт за него деньги. Когда 13 марта пришёл отец, швея, по её словам, попросила взамен денег отдать квитанцию о заказе, которой у мужчины не было, а назавтра тот уже был категоричен - никаких денег, только платье!

«Возврат» платья как такового был и невозможен, подчёркивает К.: вернуть можно то, что тебе давалось, а давались ведь деньги и ткань. Потому платье и «утилизировано», то есть возвращено в первоначальное состояние раскроя, точнее, куплена такая же ткань, раскроена (к вырезанию выкроек в своё время привлекалась сама клиентка), и вот эти «составляющие» вместе с обрезками материала и суммой за пошив будут возвращены заказчику через полицию, подтвердила М.К. в разговоре с корреспондентом в канун июньских праздников. Продавец услуги тоже пошёл на принцип.

- Она оскорбляет меня «обшивалой». Но я считаю, что, как говорится, не на помойке нашлась. Никогда не соглашусь с тем, что «клиент всегда прав». У меня небольшой опыт работы с индивидуальными клиентами, я не знала, что представляет собой эта семья. Им нечем заняться, они хотят войны, а я это вовремя не разглядела. Взяла заказ и поплатилась, - такую версию случившегося предлагает К.

Записки на дверях и угрозы в письмах

Переписку по теме за период с октября по май газете предоставили обе стороны конфликта. В основном она совпадает, и, анализируя эту часть, психологи, наверное, найдут классические схемы того, как конфликт набирает градус. 

Швея, действительно, известила о готовности встретиться ещё 14 ноября, но через день сообщила, что, учитывая угрозы полицией и «неадекватное поведение мужчины, представившегося отцом», вернёт заказ только самой заказчице. Дальше - больше. Со стороны клиента в ход пошли присылка копии «заявления о преступлении», слова «незаконное обогащение», «население обманываете», «идиотизм», «наглая воровка» и т.п. и даже троллинг - в ответ на обещание М.К. тоже обратиться в полицию клиент сочинил саркастическое заявление якобы от имени швеи со сплошными самооговорами. В письмах с другой стороны можно было прочитать встречные обвинения в «бреде», «прихотях», «авантюрах» клиентки, за помощь в которых та готова была «лизать зад»… 

По законам жанра, должны были появиться и удары ниже пояса. В начале марта в письме с э-адреса клиентки швее напомнили про её инвалидность, упомянули о якобы долге перед арендодателем помещения ателье и впервые употребили нецензурную лексику. А 14 и 15 марта с другого адреса электронной почты М.К. получила пару анонимных писем с бранью и угрозами в свой адрес. В том же духе были и несколько анонимных смс-сообщений апреля. И там, и там упоминалось пресловутое «платье».

Сторона клиентки в общении с прессой об этих посланиях с угрозами не упоминала вовсе. 

- Да, она скажет, что её оскорбляли, она всё что угодно скажет. Я всегда предлагаю прежде всего мирный путь, мирно она не хотела, и я обратилась в инстанции, какая тут наша вина? - отвечала А.Ш. на вопрос «ИП» о том, считает ли она и себя в чём-то виноватой, добавив, что и отец её «мухи не обидит».

В свою очередь, А.Ш. настойчиво обращала внимание корреспондента на то, что её оппонентка «обманула десятки горожан» и надо бы разобраться в её биографии и привлечь внимание органов. Ш. уже собирает сведения о других пострадавших, и поделилась с газетой несколькими номерами телефонов, в том числе теми, что были на записках, кем-то прикреплённых к двери ателье с просьбами вернуть заказы. «ИП» позвонил по ним. В одном случае молодой мужчина сказал, что отдавал на перешивку рубашки, швея заказ не выполнила, но вещи вернула, а поскольку ущерба он не понёс, то и считает, что речь здесь не о мошенничестве, а о том, что швея берёт много работы и не справляется. В другом случае женщина сказала, что не может получить заказанное два года назад, но связалась со швеёй и надеется решить вопрос на днях. М.К. подтвердила, что эти вопросы решились (правда, умолчав, что одна история длилась два года) и, за исключением ещё пары случаев, долгов перед клиентурой у неё больше нет.

При звонке на телефон третьего пострадавшего корреспондент попал… в семью самих Ш. Но именно с этого номера, как свидетельствуют скрины с мобильника К., ей и приходили в апреле-мае эсэмэски с оскорблениями и угрозами.

Инстанции

Хотя М.К. и сообщила клиентке о своём обращении в полицию ещё в конце марта, корреспонденту она сказала, что из-за болезни подала заявление только в июне, в нём - просьбы разобраться с угрозами её жизни и здоровью, с оскорблением личности и по национальному признаку, и подозревает она именно семью Ш. Однако вплоть до сдачи публикации обещанную копию этого заявления «ИП» от женщины так и не получил.

А.Ш. за прошедшие месяцы также обращалась в полицию, суд и департамент защиты потребителей. 

Полиция ответила заявительнице, что состав мошенничества в описанной ею ситуации отсутствует, поскольку между сторонами конфликта существуют договорные отношения, и производство по правонарушению заводить не стала.

Суд отказал женщине в получении государственной правовой помощи, поскольку затраты на такую помощь в подаче иска будут выше суммы самого ущерба, из-за которого состоялся бы суд, - 159 евро. «У ходатайствующего есть возможность обратиться в суд с заявлением об ускоренном производстве по платёжному поручению… /где/ расходы в сравнении с исковым производством меньше», - назвала фемида альтернативу.

А вот в комиссии по разбору потребительских споров (КПС) клиентка силламяэского ателье выиграла - решение в её пользу вынесено как раз на этой неделе. «Поставщик услуги должен передать потребителю сшитое по его заказу платье, оставшиеся после пошива материалы, а также полученный для проведения работы один шаблон», - резюмировала комиссия. По оценке КПС, в данном случае речь идёт о потребительском договоре подряда между клиентом и физлицом-предпринимателем, к которому, в частности, применимо, по закону о долговом праве, следующее правило: если стороны при заключении такого договора не договорились о сроке сдачи готовой вещи, подрядчик обязан исполнить задание не позже чем через 30 дней. Зафиксированного соглашения об иных сроках пошива в данном случае комиссия не установила. Правда, в этом своём решении комиссия опиралась только на мнение одной стороны: швея на предложение комиссии представить свою точку зрения не откликнулась. Теперь в 30-дневный срок она должна выполнить решение КПС или обратиться с заявлением о рассмотрении того же спора в суд.

А.Ш. сообщила «ИП», что и её адвокат с решением комиссии, вероятно, попробует ещё раз обратиться в суд, хотя из-за малой суммы ущерба «вероятности почти никакой».

 

Алексей СТАРКОВ

Фото иллюстративное

Инфопресс №28 (2019 г.)

 

* Ликбез для потребителей

Если возникли претензии…

Анне-Май Хелемяэ, Департамент защиты потребителей и технадзора:

- Если у потребителя есть претензия в отношении приобретённого изделия или услуги, он прежде всего должен обратиться со своей жалобой к продавцу. Продавец обязан ответить на обращение в течение 15 дней. Лишь когда продающий услугу или товар не отвечает или согласия достичь не удаётся, потребитель может обращаться для разрешения спора в комиссию по потребительским спорам. Комиссия и готовящий производство секретариат рассматривают дело беспристрастно и независимо. 

В ходе спора выслушиваются обе стороны и как потребитель, так и продавец получают возможность представить свои позиции и обоснования. Свои утверждения стороны должны доказать. Поэтому советуем всегда все жалобы и вопросы подавать продавцу письменно, чтобы их возможно было потом при необходимости предъявить. 

Комиссия по потребительским спорам не принимает заявление, если стоимость являющихся предметом спора товара или услуги либо величина требования потребителя менее 30 евро.

Рассмотрение заявления и производство по спору бесплатны. Если сторона спора нуждается в помощи переводчика, мнении эксперта, правовой помощи или иной подобной услуге, соответствующие расходы ей придётся нести самой.

Производство комиссии по потребительским спорам завершается вынесением решения. У продавца есть на исполнение этого решения 30 дней. Если он этого не делает, его вносят в список не выполняющих решения комиссии, или «чёрный список», до исполнения решения, но не дольше, чем на 12 месяцев. Соответствующий список публикуется на веб-странице комиссии. О предпринимателях, которые не исполняют решения комиссии, сообщается общественности, чтобы другие потребители могли бы учесть это в дальнейших сделках.

Если возникает ситуация, когда стороны принципиально расходятся во мнении и продавец решение не соблюдает, к сожалению, исполнение в принудительном порядке не происходит и начать производство силами судебного исполнителя нельзя.

Когда потребитель покупает изделие или пользуется услугой предпринимателя, то речь идёт о договоре. Даже покупая продукты в магазине, в действительности потребитель заключает с продавцом договор о продаже. С разнообразными договорами возникают права и обязанности как для потребителя, так и для продавца или поставщика услуги. До заключения договора следует эти права и обязанности согласовать (например, сроки, цену, получение товара). Это действует и в случае услуги швейной. Если одна сторона все свои обязанности выполнила (сделала предоплату, дала материал, пришла в условленный срок за вещами), то и второй надо выполнять свою обязанность и изделие передать.

Предоплату продавец может требовать в 100-процентном объёме. По каждой сделке потребитель должен сам решать - берёт он на себя этот риск или нет. Тем важнее для потребителя проделать предварительную работу и оценить репутацию продавца. 

Обе стороны договора могут уполномочить представлять их других лиц. В какой форме полномочия должны быть - зависит опять-таки от соглашения потребителя и продавца. Иной раз достаточно устной договорённости, другой - обычной письменной доверенности, но бывают и ситуации, когда продавец может потребовать нотариального подтверждения.

Если одна сторона нарушает условия договора, теоретически возможно требовать и возмещения возникшего ущерба. Например, если поездки к продавцу создают транспортные затраты или потребитель должен покупать новое изделие. Но важно обратить внимание, что все возникающие ущербы нужно очень хорошо доказывать.

Что такое ускоренное производство по платёжному поручению?

Хели Сирельбу, отдел платёжных поручений Пярнуского уездного суда*, Аннели Вилу, Таллиннские административный и окружной суды:

- Ускоренное производство по платёжному поручению - это упрощённое производство, предназначенное для получения долга или алиментов. Оно быстрее искового производства, проще и дешевле. Таким образом, оно чаще используется именно для востребования более мелких задолженностей, сумма которых не может превышать 6400 евро вместе с основными и побочными требованиями. Суд принимает решение по заявлению об ускоренном производстве по платёжному поручению в течение десяти рабочих дней с его получения. 

При подаче такого заявления платится госпошлина в размере 3 процентов от требования, но не менее 45 евро. При востребовании прожиточных денег госпошлину не требуют.

В случае долговых требований заявление об ускоренном производстве по платёжному поручению можно представить, только если требование проистекает из договора. Внедоговорные требования в таком производстве предъявлять нельзя: например, требования о возмещении ущерба, когда один человек ломает вещь другого, сосед затапливает нижнюю квартиру и т.п. Но можно представить их в случае, когда покупная цена не оплачена, будь то частично или полностью. Также, например, при договорах займа и требованиях, вытекающих из договора трудового, если требование в общей сложности не выше 6400 евро, заявление об ускоренном производстве по платёжному поручению подать можно.

Требование нельзя делить. Скажем, если человек одолжил другому 8000 евро и не возвращён весь заём, подать два заявления - одно на 6400, другое на 1600 евро - нельзя. Тут надо обращаться в суд с иском.

В 6400 евро не зачитывается госпошлина. Требование может быть 6400, и к нему добавляется пошлина.

Ускоренное производство - одна из возможностей в случае долговых требований, и она не ограничивает право человека подать требование в исковом порядке, однако это нельзя делать одновременно с ускоренным производством по платёжному поручению.

 

* Именно этот отдел ведёт такие производства.

 

Комментарии

Очень наглая эта швея, судя по статье. 

Не дай боже на такую семейку нарваться. А почему папа то бегает за платьем? 

Добавить новый комментарий

Full HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
4 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.