Казак – сын казака

Версия для печатиВерсия для печатиPDF версияPDF версия

Вся наша жизнь – от детства к старости –

Мгновенный переход.

А потому так важно,

Как человек живет,

И что от человека можно ждать,

И чем его потомки будут вспоминать…

Родословная человека, с которым мы беседуем, корнями своими, как он сам выяснил, уходит в глубь столетий.

… Давным-давно на земле русской появилось казачество.

Сначала казаки жили в низовьях Дона, Днепра, Яика, Волги…

Казак был воином, защищал православие и свою независимость. Позднее казаки стали охранять окраины Руси. Казак был и мастером на все руки. Он работал в поле и в кузнеце, занимался ткачеством, плетением, сапожным ремеслом. Вся мебель в доме, посуда, простые орудия труда, необходимые для ведения хозяйства, тоже были сделаны им. Отец-казак отвечал за семью, был главой её. Слово его – закон для детей и жены. Казачка – жена – мать – будущее народа. Поэтому её уважали, почитали. Она вела домашнее хозяйство, заботилась о стариках и детях.

Каждый казак имел свой дом, который строили всей станицей. В доме, обычно, были две комнаты. В одной – печь, стол, длинные деревянные лавки, в другой – шкаф для посуды, комод для белья, сундук… Божница в красном углу, рушники, фотографии на стенах, традиционные семейные реликвии – дополняли убранство дома.

Хозяйство вели натуральное, поэтому с пяти лет приучали детей делать посильную работу в доме, огороде…Мальчиков воспитывал отец, девочками занималась мать… 

Голос рассказчицы завораживал, уносил в невидимую даль веков. Неторопливый рассказ – воспоминание донской казачки давал возможность каждому слушателю представить картины жизни казаков. Она сидела на лавочке у белостенной хаты. Приветливая, общительная, дородная. В красивом казачьем наряде…

Однажды я провела отпуск по турпутевке. Пассажирский поезд «Нарва – Ростов-на-Дону» доставил группу отпускников из Эстонии в майский благодатный, жаркий край – край героев «Тихого Дона», донских казаков. Одна из экскурсий была в казачью станицу, где казачка знакомила нас с условиями жизни, быта казачества, отвечала на наши вопросы. Удивительно было, что она за всю большую жизнь ни разу не покидала родную станицу, не видела самолет, трамвай, метро…

Её рассказ, то, что мы увидели, - всё говорило о том, что перед нами настоящая казачка. Прошли десятилетия…  И я узнаю, что в Силламяэ живет казак. Но вслед за отцом, жизнь еще больше внесла изменений в его судьбу. Новая реальность, быт, условия существования…  Но что-то в нём сохранилось от далёких предков. Возможно, казачий дух, то, с каким юмором и теплотой говорит, что его предки были казаками. Значит, и он казак – сын казака.

…Есть на Брянщине посёлок Софиевка. Некогда богатый человек, как сейчас говорят , предприниматель, получив разрешение, построил там винокуренный завод, спичечную фабрику, лесопилку, каменные бараки – «общежитие» для рабочих этих «предприятий». Для себя же возвёл дом с фонтаном, разбил большой сад. Появилось рукотворное  озеро…  А рядом ягодно-грибные леса. Говорили шутя: «Как в сказке, прямо пойдёшь – на Украину попадёшь, направо свернёшь, через каких-то двадцать километров,  в белорусских лесах окажешься, а за спиной – просторы земли русской».

Это колыбель моего героя. С незапамятных времён жили здесь его предки. Отец – высокий, сильный, плечистый, темноволосый. Многие девчата на него посматривали. Но он выбрал мать -  добрую, внимательную, из многодетной семьи. Красавицу с роскошной косой. В любви и согласии они прожили 35 лет. Дом построили, сад посадили, сыновей вырастили. Рослых, статных, крепких. Все в отца.

Нелёгкий путь прошёл отец. Начинал подмастерьем у сапожника. Потом другие времена наступили. Стал комсомольцем, вступил в партию. Ответственный, надёжный, безотказный. Работал там, куда направляли. Был шахтёром, завскладом, завхозом, замдиректора на спиртном заводе, поднимал колхозы в числе «тридцатитысячников», был председателем колхоза, отдавая часть зарплаты в кассу колхоза… А когда заболела жена, продал не раздумывая казак корову-кормилицу. Положил деньги в конверт и вместе с ним отвез жену в городскую больницу…

Прошел всю войну до Берлина. Там встретил день Победы. Вернулся домой, достроил, наконец, свой дом, где и прожил до 55 лет. Дом держался на плечах жены: вела хозяйство, заботились о детях. В домашнем быту довольствовались тем, что было, а не тем, что хотелось. Старались жить без долгов. Дети с детства росли добрыми, трудолюбивыми, честными…

Пока Игнат Борсук защищал Родину, жена с детьми стойко переносила тяготы эвакуации. До Воронежа ехали на подводе, потом – в товарном поезде. Женщины, дети, старики. Обстрелы, бомбежки, голод. Было страшно. Так добрались до Таджикистана. Ещё одна пересадка, доехали до Туркмении. Потом на баржах прибыли в г. Нукус в Узбекистане. Встретили эвакуированных хорошо. В городе шло строительство. Нужны были рабочие руки. Разместили в четырёхкомнатной квартире несколько семей. Здесь, в эвакуации, Виктор Игнатьевич Борсук пошел в школу им. А.С. Пушкина в первый класс. Ему было шесть лет.

В конце войны вернулись в родной посёлок. Жили в маленькой комнате двухэтажного дома. Обуть нечего. Сапоги выдавали рабочим. У них с братом, который работал, были одни на двоих. Гулять ходили по очереди. Каждый день – фасолевый суп с картошкой и капустный рассол – единственный витамин в семье, в доме.

Четвертый класс Виктор Игнатьевич окончил в родной Софиевке. А потом ходил в школу за семь километров. Каждый день, осенью и зимой, в любую погоду – 14 км. Приходилось и с волками встречаться. Нелегко было. Из 15 учеников семилетку окончили только трое. Виктор Игнатьевич был среди них. А тоже думал бросить школу.  Но отец сказал ему: «Учись». Слово отца – закон.

«Учиться было интересно, - вспоминает Виктор Игнатьевич. – Учителя молодые, знающие. Выпускали с ребятами журналы «Мотылёк» и «Историк».Организовали для  учащихся литературный кружок, где при свечах читали наизусть стихи Пушкина, Лермонтова…, кто что помнил».

До сих пор Виктор Игнатьевич переписывается по скайпу с дочерью учительницы математики, благодаря которой полюбил предмет, а потом сам стал математиком. Десятилетку, факультет физики пединститута Виктор Игнатьевич окончил уже в родной Брянской области. На курсе было 120 выпускников. Распределяли на Камчатку, Сахалин, по всему Союзу. У Виктора Игнатьевича Борсук спросили, куда он хочет? На что члены комиссии услышали в ответ:

- В Сочи. Погреться.

Шутку не поняли, не приняли, направили на Камчатку, в гор. Тигель, на берег Охотского моря. А было ему 21 год.

Именно здесь, в школе на краю земли, молодой специалист, которому еще предстояла  служба в армии, столкнулся с первыми трудностями.

С обманом. Его пригласили в школу, где он должен был преподавать машиноведение. Но машин никаких не было. Пришлось «добывать» их, ремонтировать то, что оказалось под рукой, а потом уже обучать ребят.

С неуважением. Для жилья дали деревянный домик двум учителям, а в марте выгнали: живите, где хотите. Директор школы был равнодушен не только к быту, нуждам коллег, но он мог устроить беспорядок в учительской, разбросать их книги.

Не вынесла душа юного преподавателя, и однажды он высказал этому «чиновнику» от просвещения всё, что думал о нём…

Но первый трудовой год на Камчатке запомнился Виктору Игнатьевичу еще одним событием: здесь он познакомился с будущей женой. Она тоже работала в этой школе учителем математики по направлению Саратовского пединститута. (Оба до сих пор по скайпу общаются со своими «учениками»).

Обоим нравился г. Тигель: люди хорошие, двери домов подпирались только палкой, если дома никого не было…  

Два года служил на Сахалине. «Тогда о дедовщине в армии понятия не имели, - говорит Виктор Игнатьевич. – Все командиры новобранцев прошли войну»… Они хорошо понимали молодых ребят. По отечески относились к пополнению, готовили надежных защитников Родины.

 После демобилизации в военной форме – хромовые сапоги, галифе, китель – Виктор Игнатьевич поехал не домой, а к своей невесте в город Уральск, где она преподавала в институте. Но работы там для него не нашлось.  Решили поехать к теще в Саратовскую область.

«Как молоды мы были…» (Евгения и Виктор Борсук, пос. Советское, Саратовская обл., Россия)

Поселок Советское в то время – это 8 - 9 тысяч населения, частные деревянные и каменные дома, католическая церковь, школа… В школу на первый урок Виктор Игнатьевич пришел все в той же военной форме. Четырнадцать лет работали супруги Борсук в школе этого посёлка. С большой теплотой они вспоминают те годы. Директор школы служил в полку охраны Кремля. Ещё несколько учителей были вместе с ним. Учителя в коллективе были молодые, дружные, работящие. За эти годы все сработались, поддерживали друг друга.

«В школе был радиоузел, - рассказывает Виктор Игнатьевич. -  Я приходил раньше всех, заходил туда и включал песню: «Я люблю тебя жизнь»…

(В июне 2016 года поселок Советское отмечал своё 250-летие. Супруги Борсук получили приглашение на этот юбилей).

Виктора Игнатьевича назначают директором школы, которую надо было еще построить в другом селе, примерно в ста километрах от прежней работы. Было немало трудностей, но несмотря ни на что, новую школу построили. Виктор Игнатьевич должен был приступить к работе в ней в новом «статусе». Но… В августе 1972 года он был в отпуске у свояченицы в городе Силламяэ (Эстония). Эта поездка внесла коррективы в планы семьи В.И. Борсук. Через два года супруги Борсук приступили к работе на новом месте, в Силламяэ.

Надо сказать, что Виктор Игнатьевич прошел все «этапы» политического взросления. Он был пионером, комсомольцем, членом партии. Поэтому, как и отец, он работал там, куда рекомендовали.

Год преподавал физику в школе №3. Потом несколько лет был учителем по технической механике в техникуме. Оборудовал кабинет для занятий. Комиссия оценила усилия преподавателя, похвалила его труд. Но в городе строилось профессионально-техническое училище, нужен был замдиректора. Пригласили В.И. Борсук. Пошёл, тем более, что дали квартиру: со дня приезда в город семья жила в «коммуналке». Одиннадцать лет, из них четыре года – директор, отданы училищу, где читал курс психологии, этики семейной жизни, механику. Возникла необходимость, и Виктор Игнатьевич более пяти лет возглавлял городской отдел народного образования. А перед самой «перестройкой» вернулся в школу №3, уже директором, вёл физику и астрономию. Здесь Виктор Игнатьевич и завершил трудовую деятельность.

Он прошёл путь от рядового учителя до руководителя. Хорошо знал, чем живёт учитель, как нужно заботиться о нем, беречь, помогать, повседневно, словом и делом. Всегда  думал об этом, не забывая «урок» в начале педагогической деятельности на Камчатке в далёкие годы молодости. Помнил, у директора есть зарплата ещё, учитель получает только за проведённые уроки…

Почти пятьдесят лет В.И. Борсук воспитывал подрастающее поколение, из них более двадцати пяти – в г. Силламяэ (Эстония).

Среди учащихся Виктора Игнатьевича – несколько полковников, есть даже генерал-майор, большие начальники… Общаются с ним по скайпу, поздравляют с праздниками.

И в Силламяэ та же картина. Те, кто учился в техникуме, училище, узнают его встречая, не пройдут, чтобы не поздороваться, не поговорить, не рассказать, как живут…

Как-то даже внук удивился, неужели дед всех знает: все здороваются с ним.

Душа человека помнит доброе слово, ценит честность, порядочность, уважение…

Как учитель с большим стажем работы тревожится Виктор Игнатьевич за образование ребят, за то, чем «наполнят» себя, с чем они пойдут по жизни. «В Силламяэ много ребят умных, серьёзных. Но сегодня образование опустило их до «ниже некуда», - делится он.

Уровень программ и преподавания в Эстонии ещё в прошлом веке был на порядок выше. Как, например, изучать историю? В комплексе. А сейчас? Отрывочно, вне связи. У каждого – своя история.  Вот и растут Иванами, не знающими своих корней, предков, истории родины. Да и как могут считать родиной Эстонию люди, имеющие серый паспорт? Ни в одном цивилизованном обществе подобного нет.

«Главное – это знание эстонского языка». Но разве оно может говорить об общем уровне знаний, развития молодого поколения? Язык – это средство общения. А сумма знаний, образованность человека – это нечто иное. Знания, и только знания, могут обеспечить конкурентоспособность молодого человека в жизни.

На уровне правительства Эстонии это кто-то понял, но время упущено. Молодёжь, умная, знающая, работящая, уезжает из страны, где у неё нет настоящего, как и будущего. А жаль…

Вот и собственных детей супругов Борсук разбросала жизнь по городам и странам. Выросли в  семье два сына, пять внуков и внучка. Дети все в отца. Рассудительные, знающие свое дело, не отступающие перед сложностями жизни… Кто-то в Новосибирске, кто-то в Германии. В городе Силламяэ живет только младший внук – «опекун» бабушки и дедушки.

Ежегодно дети приезжают к родителям, был и Виктор Игнатьевич в Германии.

- Ну, как там? – не удержалась я.

- Не то, не мог бы я там жить. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет», - улыбается собеседник. Он плоть от плоти русский. Сын своего отца.

- Я обычный человек, простой труженик. Карьеры не старался делать, - подводит итог встречи Виктор Игнатьевич, искренне не понимая, чем вызвал интерес к себе.

Его выдвигали другие, потому что верили в него. Годами добросовестного труда заслужил он такое доверие: сделает, справится, не подведет. Как и отец. «А хозяйственную жилку, -  говорит Виктор Игнатьевич, - тоже перенял от отца, считая себя неплохим хозяйственником»…

И в семейной жизни на В.И. Борсук можно положиться. Домашние проблемы он решает, как отец, спокойно, терпеливо, мужественно. С неизменной шуткой, доброй улыбкой рассказывая о многочисленных жизненных коллизиях.

За 55 лет совместной жизни супруги ни разу не поссорились, как и родители Виктора Игнатьевича.

- В чем секрет этого? – поинтересовалась я.

- А нет никакого секрета. Надо любить, доверять, понимать человека, с которым живешь, надо быть толерантным, если строишь семью на всю жизнь, - ответил Виктор Игнатьевич.

Жена всегда рядом. Поможет, подскажет. В этом я убедилась, когда общалась с собеседником по телефону. Это не просто надежный тыл. Все события они переживают совместно, поэтому и знают их хорошо. Дополняют, уточняют друг друга.

Оба учителя, общие заботы, радости, проблемы. 55 лет вместе. Дети, внуки, одна внучка, Это не две половинки. Это уже одно целое…

 

«Ах, как годы летят…» Супруги Борсук. (Изумрудный семейный дуэт. г. Силламяэ, Эстония)

В конце осени у Виктора Игнатьевича Борсук юбилей. Ну о чем можно мечтать в таком прекрасном возрасте? Да о чем угодно… Но Виктор Игнатьевич и сегодня продолжает жить заботами учебного процесса, думать о ребятах, о их будущем.

- О чем мечтаете в эти тёплые роскошные дни лета? – не удержалась я.

- Хотел бы побывать на Камчатке. (В городе, где впервые переступил порог школы, где начал трудный путь и ни разу не свернул с него, где встретил единственную любовь…)

- А еще мечтаю, чтобы в школе изменились уроки физкультуры…

Виктор Игнатьевич говорил на эту тему, когда работал в школе с преподавателем физкультуры, но дальше бесед дело не пошло. Ведь проблему, что его волновала, должны обсуждать врачи, министерство просвещения, работники спорта, психологи…

Современные старшеклассники – это уже взрослые люди. По 10 – 12 часов в день они сидят за компьютерами. Сколько времени они бывают на свежем воздухе? Это приводит к изменениям в организме, фигуре, весе, психологии… Могут ли они сдавать нормы ГТО в том виде, как они есть в школе? Физкультура, спорт – это красота, грация. Это радость. А какая радость может быть. Если… бегать, прыгать, дышать трудно, если спортивный костюм не по размеру…

Юноши – это будущие воины. Но уже сейчас, по статистике, 30% – 40 % призывников не способны выполнять армейские нормативы. Что будет завтра?

Может быть, нормы ГТО у одних приравнять, например, к их занятиям в спортивных секциях. Пусть там и занимаются дополнительно во время уроков физкультуры в школе. С более «слабыми» найти другие возможности. Стремиться к тому, чтобы было красиво, гармонично. По доброму, без обид, чтобы не травмировать душу учащегося.

Надо помнить, что они еще учатся в школе. Родители заняты, значит, школа должна думать. Как это было в прошлом веке… Делится о наболевшем Виктор Игнатьевич.

-  Почему бы не устроить в школе большую перемену. Дать возможность ученикам подышать свежим воздухом, расслабиться, расстаться на время с компьютером. За него их «усадила» жизнь, не заглядывая далеко, - размышляет Виктор Игнатьевич. Об этом надо беспокоиться всем, кто связан с детьми, школьниками, подрастающим поколением. «Вместе, – убеждён он, - можно сделать что-то для будущих ребят в плане здоровья».

Кое-кто может сказать – это «маниловщина». А другие задумаются, найдут рациональное зерно. Проблему поднимает не рядовой человек, а учитель, почти полвека связанный со школой, с жизнью учеников…

Казак – всегда казак. Защитник домашнего очага, тех, кто доверил ему детские души свои, кто, пройдет время, станет на страже Отечества.

Вот такой он современный казак – сын казака.

12.08.2016

Алевтина Орлова

Добавить новый комментарий

To prevent automated spam submissions leave this field empty.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
2 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.