Вопрос безопасности

19 января Рийгикогу еще раз обсудил переход на эстонский язык обучения русских школ (стенограмма https://stenogrammid.riigikogu.ee/et/202301191000).

В зале заседаний, за редким исключением, царила победная атмосфера. Ну, будто до Берлина дошли и рейхстаг взяли. Или наоборот, московский кремль. Вопросы давали представление о тех мелких проблемах, которые осталось решить. Коллега Брейвель не стал напрямую предлагать поменять директоров школ неэстонской национальности, он как бы выразил озабоченность:

Riho Breivel (EKRE): «Но хотел бы переспросить в этой части еще раз, … как этот вопрос решить именно в части педагогов, чтобы они не сбежали, как сказать, из школ с русским фоном. … У меня такое ощущение, что школы, где школьные руководители – сторонники ценностей Эстонии и (здесь член парламента использовал слово «sisseviijad», которое не содержится ни в эстонско-русском словаре на 47 000 слов, ни в ÕS 1999, так что использую в переводе близкое по смыслу понятие) импортеры всей этой эстонской обрядности, там эти кадры намного устойчивее. И школьные руководители, которые действительно, несмотря на то, что они знают эстонский язык, но их подоплека все же культурно очень склонена в сторону русскости, оттуда учителя убегут. Как это исправить?»

(Я изматерился, пока переводил этот крохотный отрывок. Поэтому привожу его здесь в оригинальном варианте – может, у вас это лучше получится: «Aga tahaksin küsida selles osas veel kord üle, … kuidas seda küsimust lahendada just pedagoogide osas, et nad ei jookseks ära just, kuidas öelda, vene taustaga koolidest. … mul on selline tunne, et koolid, kus koolijuhid on Eesti väärtuste toetajad ja kogu selle Eesti kombestiku sisseviijad, seal on see kaader palju püsivam. Ja koolijuhid, kes tegelikult vaatamata sellele, et nad eesti keelt oskavad, aga nende taust on ikkagi väga kultuuriliselt vene poole kaldu, sealt jooksevad õpetajad ära. … Kuidas seda parandada?»)

Часть депутатов изощренно – или извращенно – издевалась над поверженным врагом:

Liina Kersna (Reformierakond): «…как вы планируете, ученики с родным языком русским смогут учить русский язык и литературу на своем родном языке?»

(«… kuidas teie olete planeerinud, kas vene emakeelega õpilased saavad õppida vene keelt ja kirjandust oma emakeeles?)

Часть депутатов в чем-то сама себя убеждала:

Toomas Jürgenstein (SDE): «Сегодняшние доклады дали мне смелость полагать, что и общий эстонский язык в школьных общинах возможен. Да, мы с этим справимся.»

(«Tänased ettekanded on mulle julgust andnud, et ka ühine eesti keele asi kooli kogukondades on võimalik. Jah, me saame sellega hakkama.»)

Некоторые мечтательно смотрели вдаль, в 25-ый век:

Jaak Valge (EKRE): «Следующий шаг – превращение публичного пространства Эстонии в эстоноязычное. Наши сограждане иностранного происхождения сосредоточились, в основном, в Таллинне и в городах Ида-Вирумаа. И если мы продолжим общение на русском языке, по причине чего и не надо выучивать эстонский язык, то даже те, которые получили свидетельство о владении эстонским языком, могут снова забыть язык и эта национальная разобщенность не уменьшится. По данным переписи населения в городах Северо-Востока в 2002 году жило 11,4% эстонцев, а в 2021-ом – 11,6%. Это означает, что за 20 лет доля эстонцев увеличилась на 0,2%. И если мы хотели бы увеличить удельный вес эстонцев до половины, вот тогда доберемся туда в 25 веке. Вывод: вещь, в которой мы совершенно очевидно нуждаемся, это гораздо более решительная региональная и национальная политика.»

(«Järgmine samm on Eesti avalikku ruumi eestikeelseks muutmine. Meie välispäritolu kaasmaalased on koondunud põhiliselt Tallinna ja Ida-Virumaa linnadesse. Ja kui me jätkame suhtlemist vene keeles, mistõttu polegi vaja eesti keelt selgeks õppida, siis isegi need, kes on saanud eesti keele omandamise tunnistuse, võivad keele uuesti ära unustada ja see rahvuspõhine eraldatus ei vähene. Rahvaloenduse andmetel elas Kirde-Eesti linnades 2002. aastal 11,4% eestlastest, 2021. aastal aga 11,6%. See tähendab 20 aastaga on eestlaste osakaal 0,2% võrra suurenenud. Ja kui tahaksime eestlaste osakaalu suurendada pooleni, vot siis jõuame sinna 25. sajandil. Järeldus on, et asi, mida ilmselgelt vajame, on hoopis otsustavam regionaal‑ ja rahvuspoliitika.»)

Часть депутатов уже не скрывала, что к образованию школьная реформа не имеет никакого отношения:

Margit Sutrop (Reformierakond): «…наша цель – создать эстоноязычную и… (здесь оратор использовала слово «eestimeelne», которое в переводе Института Эстонского Языка означает «дружелюбно настроенный по отношению к Эстонии, дружелюбно настроенный по отношению к эстонцам») и дружелюбно настроенную по отношению к Эстонии и эстонцам систему образования, которая опирается на наши условленные общие ценности и интегрирует всех учащихся в пространство ценностей Эстонии… Зачем же это нужно и кому нужен переход на эстоноязычное образование? … Это нужно для обеспечения безопасности государства Эстония, потому что эстоноязычное образование поддерживает интеграцию детей, а через них и семей в пространство ценностей Эстонии, делает их лояльными и развивает в них критическое мышление, чтобы они сумели узнать манипулирование людьми через пропаганду и информацию, опличить правду от лжи, и могли автономно реализовать себя в качестве членов общества.»

(«… Meie eesmärgiks ongi luua eestikeelne ja eestimeelne haridussüsteem, mis toetub meie kokkulepitud ühisväärtustele ja lõimib kõik õppurid Eesti väärtusruumi… Miks on siis see vajalik ja kellele on vajalik eestikeelsele haridusele üleminek? … See on vajalik Eesti riigi julgeoleku tagamiseks, sest eestikeelne haridus toetab muu emakeelega laste ja nende kaudu ka perede lõimimist Eesti väärtusruumi, teeb nad lojaalseks ning arendab nende kriitilist mõtlemist, et nad oskaksid ära tunda propagandat ja info kaudu inimestega manipuleerimist, eristada tõde valest ja suudaksid ennast autonoomselt ühiskonnaliikmetena teostada.»)

И – вишенка на торте!

Üllar Saaremäe (Isamaa): «Переломность этого исторического решения станет, видимо, скоро понятна, потому что если бы его не вынесли, то через пару лет было бы, может быть, безнадежно поздно. Особенно учитывая, что во время наступающего распада России начнут сюда лезть новые мигранты, присоединения которых к здешней русскоязычной общине мы должны избегать. Все должны знать эстонский – и точка.»

(«…Selle ajaloolise otsuse murrangulisusest saadakse küllap varsti aru, sest kui seda poleks nüüd langetatud, oleks paari aasta pärast võib-olla juba lootusetult hilja olnud. Eriti arvestades, et Venemaa tulevase lagunemise ajal hakkab siia pressima uussisserändajaid, kelle liitumist siinse venekeelse kogukonnaga me peame vältima. Kõik peavad eesti keelt oskama, ja punkt.»)

В общем – ура, и точка.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.