Николай Осипенко: «Мы всё выдержали и сейчас вошли уже в свой обычный рабочий ритм»

Вот и возвратилась жизнь после штормов-снегопадов в свои привычные берега. Дороги-тротуары убраны, снежные горы исчезли… Однако в Кохтла-Ярве и Йыхви недавняя снежная стихия получилась с политическим привкусом.

Об этом, и не только об этом, — в интервью с предпринимателем, владельцем фирм – «N&V» и «Ekovir», известным политиком Николаем Осипенко.

— Выходит, можно уже облегчённо выдохнуть, успокоиться-расслабиться: неприятные последствия остались позади?

— Успокоиться-расслабиться не получится: зима есть зима. И далеко не понятно, что может ещё преподнести: к её коварству, ко всем неожиданностям, надо быть всегда готовыми.

— А как же недавняя разбушевавшаяся снежная стихия?

— И к ней мы были готовы, хотя, конечно, справиться было сложно при таком обилии снега, ведь выпало его более 53 сантиметров. И только ленивый не мог говорить о снеге, горах снега, вмиг не убранных, зауженных дорогах и тротуарах – критиковать нашу фирму. А ведь, казалось бы, люди должны радоваться, что наконец-то пришла роскошная зима, можно покататься с детьми на лыжах и санках, просто погулять. Но большой снег (рекордное его количество) создал дискомфорт. И большие трудности для коммунальных служб.

— Тяжелое положение из-за сложных погодных условий сложилось с уборкой дорог и тротуаров во многих городах и весях Эстонии, где особенно обильно выпал снег. В целях же облегчения настигшей участи коммунальных служб, самоуправления предприняли некие меры помощи-поддержки. Например, в Пярну сделали движение односторонним, чтобы создать лучшие условия для уборки, в Пайде – ограничили скорость движения транспорта до 30 километров в час, а в Таллинне – предоставили дополнительный срок на проведение уборки. Почему же в Йыхви и Кохтла-Ярве не было предпринято ничего подобного?

— (Улыбается.) По-видимому, посчитали, что мы справимся и без дополнительных условий.

— И тут вдруг вспыхнувший в социальных сетях вал критики в адрес фирмы «N&V», вас это огорчило?

— Не вдруг. И, разумеется, критика – не сладкая ягода, чтобы её любить, но критика критике рознь. Одно дело – конструктивная критика: я готов её принять и даже извиниться, и совсем другое – критика ради критики: мертворождённое действо, когда люди пытаются лишь получить политические дивиденды. Как известно, организаторами этой критики во многом стали «великие специалисты-коммунальщики»: в Йыхви – депутат волостного собрания Наумкин, в Кохтла-Ярве – депутаты городского собрания Чужас, Бучинский, с подачи Одинца, тоже депутата городского собрания и депутата Рийгикогу. А ведь могли бы сделать более благое дело — обратиться к жителям с просьбой, чтобы они, например, убрали автомобили с проезжей части дороги, как и тротуаров, для беспрепятственного прохода снегоуборочной техники – мы могли бы быстрее справиться с уборкой. Однако, их действия были направлены не на созидание, а на разрушение. А ведь во время различного рода ЧП, крайне необходимо сплочение, единение, тем более, что они же – народные избранники. Но пекутся не о народе, а о своём политическом имидже-авторитете, хотя и столь дешёвом. Да и народ всё видит, всё понимает. Бесспорно, позиция народного депутата должна быть иной – направленной на преодоление возникших трудностей, а не на популизм – стремление любыми средствами заработать себе политические очки. Тем более, что возникшая проблема – не наша, посланная Господом Богом – с неба свалился снегопад. И, казалось бы, давайте вместе бороться – решать её.

— Может, таким образом у ваших оппонентов появилась своего рода возможность свести с вами политические счёты?

— Вполне возможно.

— Ваше отношение к недавнему пикету, посвящённому снего-мусорному кризису в Кохтла-Ярве – критике городских властей, которые, по мнению Эдуарда Одинца, не могут справиться с обслуживанием дорог и вывозом мусора?

— Но здесь ведь ничего мудрого и нет, этого и стоило ожидать, ведь надо же как-то наглядно напомнить о себе всё тем же депутатам – Одинцу, Чужасу, Бучинскому. Других, более благих, дел-то нет. Да и предвыборная кампания в Рийгикогу началась, куда Одинец вновь нацелился. Но если разобраться: что им сделано для города Кохтла-Ярве, являясь многолетним депутатом городского собрания, как и для Ида-Вирумаа — в качестве депутата Рийгикогу. Он что – создал рабочие места, дал жителям работу, зарплату. Как известно, в течение многих лет работал и работает в Таллинне, а в Кохтла-Ярве приезжает на заседания городского собрания. Его стезя здесь – была и есть лишь бесконечная многолетняя критика, популизм.

— Если не тайна, затаили ли вы обиду на Одинца за этот пикет, который он организовал, ведь подспудно затрагиваются и обе ваши фирмы?

— (Улыбается.) Наоборот, даже сочувствую ему. Я же понимаю, что на него возложена трудная и ответственная задача – собрать как можно больше голосов для партии и для себя лично. Более того, ему необходимо оправдать это доверие как генеральному секретарю Социал-демократической партии. И начал его оправдывать сразу же: 5 февраля на съезде был избран генеральным секретарём, а 10 февраля устроил пикет возле здания Кохтла-Ярвеской управы, привезя 5 мусорных контейнеров, которые не смог даже правильно открыть. Думаю (улыбается), Одинцу и самому неловко за такую акцию. Собрали человек 15, в числе которых чуть ли не половина журналистов.

— Причём же тут мусорные контейнеры, как и фирма «Ekovir»?

— И здесь пикетчики явно перестарались. Дело в том, что были отправлены письма на оплату пустого пробега тем квартирным товариществам, где не смогли подъехать мусоровозы, чтобы опустошить контейнеры, но не всегда по причине неубранного снега. По моему указанию, все такие письма за период большого снегопада аннулированы. Сейчас разбираемся с каждым случаем индивидуально. С понедельника, 14 февраля, всё приведено в норму – каждый несёт свою ответственность.

— На ваш взгляд, штраф – действенная мера, или, всё же, работа-сотрудничество-взаимодействие коммунальной фирмы с местным самоуправлением должно быть другого уровня. По-видимому, как это было сделано в Раквере, где мэр города обратилась к жителям с просьбой правильно понять возникшую сложную ситуацию, поддержать работников коммунальных служб, ибо в одной лодке находятся и город, и уборщики-коммунальщики – и людей успокоила, и призвала всем миром помогать им, хотя обстановка там была полегче, чем, например, в Йыхви – самым заснеженным местом в Эстонии?

— Я считаю, что штрафы в Кохтла-Ярве — 5400 евро и в Йыхви – 6000 евро появились в ответ на крики в социальных сетях. То есть, власти не могли не отреагировать. Хотя можно было занять позицию, сходную с Раквере.

— Кстати, планируете ли оспорить эти штрафы?

— Оспорить можно всё. И я уверен, что почти всё можно отменить. Сейчас наши юристы готовят свою точку зрения, после чего будем принимать решение: стоит ли нам тратить время и силы, чтобы всё выяснять в суде – искать справедливость, или проще, как говорят в народе, всё спокойно проглотить. Надо всё взвесить, правильно оценить – не со стороны болезненных эмоций, а финансово, психологически, юридически. Что есть плохо – а это не всегда удаётся.

— Накал эмоций в Йыхви уже улёгся?

— (Улыбается.) Да. На сегодня консенсус достигнут со всеми 6 самоуправлениями, где мы работаем, хотя и не везде был накал эмоций – было понимание возникшей чрезвычайной ситуации, но сейчас – понимание со всеми. На мой взгляд, наконец все посмотрели на возникшее положение реальными глазами, восприняв все обстоятельства должным образом. Как и поняли, что эти крики в социальных сетях — спектакль на публику, получение дешёвых дивидендов – все оттолкнули в сторону, как ненужное. Сейчас идёт нормальная повседневная комплексная работа. Почти каждый день чиновники объезжают город, смотрят, что нужно сделать на перекрёстках, улицах, дорогах, а мы выполняем эти указания, вдобавок к нашей обычной работе.

— Остались ли вы довольны работой вашего коллектива в этот сложнейший период?

— Очень доволен. Ведь он вновь подтвердил: наш коллектив – ответственный, трудолюбивый, работоспособный, душой болеющий за имидж фирмы, её успехи. Особенно, если учесть, что более 10 человек – водителей и трактористов — заболели коронавирусом, их заменяли другие. И никто не отказался это сделать: в эти тяжёлые дни многим приходилось работать и без выходных. Многие работники сами изъявляли желание работать больше, чем положено, чтобы быстрее всё убрать. Трудились и трудятся в полном смысле самоотверженно. Конечно, обидно за них, когда их критикуют в социальных сетях. Ладно, я понимаю, что меня критикуют, но зачем же критиковать наших работников, ведь они стараются, чтобы людям было лучше. Но вместо благодарности, их критикуют, тем более, что критикуют те, кто совершенно не разбирается в этой работе, хотя и считает себя великим специалистом, учит нас работать. Но Бог – судья. Я низко кланяюсь своим работникам. Очень благодарен им, что они есть, что в это сложное время всё выдержали достойно, защитили собственным здоровьем, собственным отношением имидж фирмы, как даже мой имидж. Ещё раз, как я уже сказал, благодарю всех – всем низко кланяюсь.

— По-видимому, особенно горячо в те дни было и в диспетчерской?

— Наши диспетчеры – молодцы, всё выдержали, профессионально осуществляли связь, контролировали-курировали, как и дежурные мастера, работу на линиях в течение 24 часов. Звонков было множество. Поступало очень много информации, которую надо было оперативно обработать и принять меры. А это не так-то просто. Но, как потом выяснилось, не все звонки доходили до нас, так как Чужас и Бучинский обратились в социальных сетях к людям, чтобы они сообщали о недостатках не в нашу диспетчерскую, а им, в то время как Наумкин в социальных сетях призвал всех звонить не диспетчерам нашей фирмы, а ему и волостному старейшине, указав не только номер служебного телефона, но и мобильного. Таким образом, они не помогли людям, а только навредили им, ведь мы не смогли вовремя прореагировать, устранить имеющиеся пробелы. Приношу извинения, что кому-то несвоевременно ответили в этих форс-мажорных условиях или же вообще не ответили, так как сообщения поступили не к нашим диспетчерам, а к взявшим на себя роль диспетчеров депутатам. Звонили и мне на мой телефон, но во время совещания взял на несколько минут и диспетчерский телефон – понял, что это такое. Так что, как я уже сказал, наши диспетчеры – молодцы. Хотя, в то же время, одни звонившие ругали-критиковали, а другие благодарили-хвалили, желали сил в борьбе со стихией. Тут, как и везде, сколько людей – столько и мнений. Благодарю жителей за понимание и извиняюсь за возможные неудобства – время было непростое. Если у кого-то есть реальные предложения по улучшению нашей работы, а сделать лучше – можно всегда, звоните, я буду очень признателен и благодарен всем. Возможно, они видели, что мы, на их взгляд, делали неправильно. Хотя точно знаю: не ошибается тот, кто ничего не делает.

— Действительно ли, как утверждали критикующие, что в эти дни не хватало снегоуборочной техники?

— Нет. У нас достаточно техники, даже больше, чем надо – есть запасная. Мы постоянно её обновляем. И некоторые проблемы с уборкой возникли не из-за нехватки техники, а, как я уже сказал, из-за болезни водителей и трактористов. А что касается техники, то мы сейчас, в этой экстремальной ситуации, поняли, что надо заменить, а что-то приобрести другое, более необходимое нам. Я считаю, что и коллектив, и техника справляются с той задачей, которая перед нами стоит. Конечно, и на коллектив, и на технику в эти экстремальные дни пришлась очень большая нагрузка. Но мы всё выдержали – и сейчас вошли уже в свой обычный рабочий ритм.

— Согласны ли с прозвучавшими в соцсетях упрёками в адрес «N&V»: могли ведь принять-привлечь дополнительную рабочую силу, но не сделали это?

— Мы пытались это сделать и через объявления в газете, но не всё так просто. Специалисты нам нужны, но очень сложно их найти – далеко не каждый подойдёт: из 10-15 человек, пожелавших у нас работать, выбираем одного. Да и очень сложные условия работы: работаем и в праздники, и в будни, днём и ночью — посменный график. Требуются не просто водители и трактористы, а высококвалифицированные специалисты, ответственные и трудолюбивые. Такова у нас специфика труда. Но есть и те, кто после первого же практического ознакомления с предстоящей работой, уходит, считая её сложной. Например, пригласил на работу знакомого дальнобойщика. Он пришел, но после первой пробной поездки сказал мне: «Николай, я не сумасшедший, чтобы выполнять такую работу. Я даже ездил по горам, с цепями на колёсах, и даже это было проще, чем у вас». Да и дворников сложно найти, ведь это очень тяжёлая работа, физическая работа. Их рабочий день начинается рано, в 6 утра, а в снегопады – и в пять. Убирают автобусные остановки.

— Не только в соцсетях, а также и в местной газете активно муссировалось ещё одно нарекание, в связи со снежной стихией: не взяла ли фирма «N&V» работы больше, чем в силах сделать? Имеется в виду обслуживание в Ида-Вирумаа магистралей республиканского значения, согласно выигранному конкурсу госпоставки, который проводил Транспортный департамент Эстонии.

— (Улыбается.) Пусть они дома учат жену варить щи, а мы уж как-то разберёмся сами: что мы взяли и сколько. Дело тут в том, что не нравится этим людям, что наша фирма расширяется-развивается, властвует ими злость и зависть – самые плохие качества. Они как огонь, как яд. Да и мы не из лесу пришли: всё было заранее рассчитано-подсчитано – сможем ли мы осилить и этот, столь большой и ответственный, объём работы. У нас всё для этого есть, поэтому мы и решили участвовать в данном конкурсе госпоставки, предложив конкурентоспособное предложение. И сегодня уверены, что поступили совершенно правильно и обоснованно, принял участие в этом конкурсе. Ведь это же и дополнительные рабочие места для наших жителей. Считаю, что для нас такой объём – малый, можно было бы участвовать и в других, столь же крупномасштабных, конкурсах госпоставки.

— Работа коммунальной фирмы всегда на виду, поэтому и была столь массированная критика?

— Не только поэтому. Дело в том, что многие жители не знают, что наша фирма убирает не все дороги и тротуары, а только те, которые оговорены-указаны в договоре с самоуправлением. Например, мы не обслуживаем частные территории, участки дорог-тротуаров возле предприятий, торговых центров, банков, квартирных товариществ. Но всегда, как это было и в нынешний снегопад, если там что-то не убрано, звонят нам – ругают-критикуют, считая виноватыми. Говорят: «Чья земля – мне не интересно, уберите снег. Ваша же фирма занимается уборкой». А есть и вовсе бесхозные территории, ставшие таковыми много лет тому назад — в результате некорректно проведенной приватизации земли квартирными товариществами.

— Интересно, а кто эти бесхозные территории должен убирать?

— Этого не знает никто. Их нет и в наших договорах с самоуправлениями. Но чтобы такие земли узаконить, местному самоуправлению надо провести очень большую работу – целая бюрократическая машина, включая Земельный департамент, внесение в Крепостную книгу, проведение аукциона…

— Опять же, критики требуют и в более значительных объёмах вывоз снега, а зачем, ведь зима, она и должна быть зима?

— Обычно снег вывозим только с перекрёстков и тех мест, где сугробы, как и высокие валы вдоль дорог, представляют опасность. Каждую ночь вывозили и ещё продолжаем вывозить снег, что делать непросто из-за запруженных автомобилями дорог-улиц. Выставляем соответствующие дорожные знаки, просим жителей, предупреждаем, что будем предъявлять штрафы, но… С большим трудом закончили вывоз снега на улицах Раквере, Олеви, Рави, Малева и других. Но всё делается со скандалом: люди говорят — вывозите снег, а автомобили не убирают.

— На время снежной стихии пришлось ведь и иного рода потрясение: как промелькнуло в масс-медиа, с 16 февраля фирма «N&V» расторгнет договор с Йыхви об обслуживании городских дорог и зелёных зон, но не расторгла, почему?

— Да, действительно, с нашей стороны такое предложение было, но расторгнуть договор, когда на улице зима, не правильно и неэтично. Поэтому несколько раз встречались с представителями волостного управления, обсуждали и пришли к выводу, что договор будет продолжаться и дальше.

— Сообщалось публично и о том, что с 16 января фирма «N&V» прекращает обслуживать и йыхвиские сельские дороги?

— Но этот договор ведь не был расторгнут, он, прежний срок его действия, закончился (и в предыдущие 4 года в Йыхви обслуживанием сельских дорог, как и городских, занималась наша фирма). А новый договор после конкурса госпоставки, который снова выиграла наша фирма, ещё не был подписан. В связи с чем, мы там и не занимались обслуживанием дорог. Сейчас же договор подписан — и с 16 февраля мы вновь там работаем, согласно конкурсу госпоставки – 3 зоны (городская и две – сельские). Наша фирма стала победителем во всех трёх.

— Невозможно не спросить о гололёде, который пришёл на смену снежной стихии?

— Гололёд – очень коварен. То появляется, то исчезает, то вновь появляется… Проводим противогололёдную обработку дорог и тротуаров. Не только солью, гранитной крошкой, но и специальными устройствами, которые крепятся к машинам. И могу твёрдо заявить, что и днём, и ночью наши мастера контролируют состояние дорог – то же появление гололёда, чтобы вовремя принять все меры безопасности.

— Сегодня, оглядываясь назад, своего рода постфактум: правильно ли был выбран план действия, стратегия и тактика, предпринятые в борьбе со снежной стихией?

— (Улыбается.) Правильно делает лишь Господь Бог. А человек, фирма, как учит наука, должны проанализировать прошедший определённый период, сделать выводы, в частности, что мы делали и как – и это наша ближайшая задача. Я уверен, что в нашей стратегии и тактике есть и плюсы, и минусы, которые надо потом учесть в дальнейшей нашей работе, превратив их в плюсы. А руководствуемся мы в своей работе, согласно действующему в стране Закону об уборке дорог и договору местного самоуправления с нашей фирмой. Как значится в Законе об уборке дорог, в первую очередь, согласно существующим категориям, убираются главные дороги, где движется общественный транспорт. И все эти дороги были открыты на 100 процентов – мы вывели туда значительное количество снегоуборочной техники. Не поступило ни одного сигнала, чтобы там не смог проехать автобус или скорая помощь. Как и весь другой транспорт.

— Хотя февраль, как известно, — пора метелей, но снежная эпопея, рано-поздно, закончится, и что тогда?

— (Улыбается.) Придёт весна, растает снег. Так что надо успеть, как можно больше насладиться посланной нам Господом красивой многоснежной зимой, сравнительно редкой даже для нашей северной страны. Несмотря ни на что, она порадовала нас… А если серьёзно, то подведём-проанализируем итоги нынешнего зимнего сезона, сделаем выводы на будущее. И начнём летнее обслуживание дорог, как и зелёных зон. И если (улыбается) на ничейной территории вырастет большая трава, а на дороге появятся ямы – вновь виноватой будет наша фирма. Таков наш крест. Мы занимаемся обслуживанием дорог с 1999 года. А в качестве резюме вослед ушедшей снежной стихии хотел бы сказать: если во всей Эстонии и депутаты, и чиновники ставили своей задачей борьбу со стихией, то наши «великие специалисты-коммунальщики» предпочли просто воспользоваться данным дешёвым политическим капиталом.

Антонина Васькина

Фото автора

Источник: https://virupanorama.ee/archives/7839

Поделиться:
image_print

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.