Йыхвиское кладбище — своеобразное зеркало нравственности

Всё чаще в редакцию еженедельника «Панорама» обращаются жители Йыхви (хотя и не только они), обеспокоенные плохим благоустройством Йыхвиского кладбища, по сути, его сегодняшней заброшенностью.

— Перед праздником Троицы, — рассказывает Нина Петровна, — пошла на кладбище, но пройти к могиле мужа было невозможно. Между рядами могил росла трава выше колена. Пришлось доставать серп и сжинать траву, чтобы пройти, как и потом вокруг могилы. Хорошо, что моя подруга, которая днём ранее приходила на кладбище, посоветовала мне взять с собой серп. Я сначала подумала, что это шутка, но серп на всякий случай всё же взяла — и он очень пригодился. Вчера тоже была на кладбище – трава по-прежнему не покошена, стала ещё выше и гуще.

— Мусорных контейнеров мало, — считает Ольга Васильевна, — да и установлены они по территории кладбища далеко не равномерно. Пожилому человеку очень сложно донести до них мусор — надо ведь пройти не один десяток метров. Например, нет ни одного в районе возле ограды рядом расположенного садового товарищества. Контейнеры быстро заполняются, обычно всегда переполнены: надо бы чаще их опустошать — вывозить мусор, но это не делается, по-видимому, из-за экономии денег волостным руководством, хотя можно же сэкономить на чём-то другом, в частности, на неограниченных поездках волостного старейшины на служебной машине. В то время, как вид переполненных контейнеров и находящихся рядом с ними мешков с мусором, как и вообще куч мусора, — удручающее зрелище.

— Вовсе не понятно, чем занимаются кладбищенские работники, — возмущается Людмила Сергеевна, — ведь до сих пор даже не покошена растущая с весны трава. Невозможно пройти между рядами могил – сплошные заросли (как, вообще-то, и вдоль дорожек), так что приходящие на кладбище люди вынуждены передвигаться прямо по могильным участкам, а где трава пониже – по протоптанным дорожкам. Хотя на старой части кладбища трава покошена и убрана, но далее – бурьян, сплошная заброшенность. По-видимому, так будет уже до зимы, ведь на календаре — через три дня июль, а никакого порядка нет. Надо бы волостному руководству выйти из служебных машин и пешком пройти по кладбищу, вдоль и поперёк, своими глазами всё увидеть – тогда, возможно, что-то изменится, хотя бы траву здесь наконец-то покосят. А, может, даже привезут песок, как это было в прежние времена. Как и воду в цистерне, тем более, что на всё огромное кладбище – единственная водоколонка.

— Я живу в Таллинне, — говорит Елена, — приехала на могилу к папе, но сразу пройти к ней – не смогла. Пришлось ехать к знакомым, просить, чтобы покосили проход газонокосилкой, но трава была такой высокой и стойкой, что даже триммер плохо с ней справлялся. Женщина, которая невдалеке убирала могилу, предложила воспользоваться её серпом. И мне, как встарь, пришлось сжинать траву серпом.

— К сожалению, по-прежнему встречает приходящих на кладбище, как и проезжающих по шоссе, улице Раквере, бесхозная картина: целый ряд засохших туй на лицевой стороне кладбища – толи денег нет в волостном бюджете, толи волостному руководству безразлично, какие здесь туи – живые или мёртвые. Тем более, что они уже давно находятся в таком состоянии. А ведь кладбище расположено на въезде в город со стороны Таллинна, являясь своего рода визитной карточкой уездного центра для гостей Йыхви или же следующих через него транзитом. Но, очевидно, волостных властей совершенно не волнует создание хорошего имиджа Йыхви, они лишь озабочены собственным благополучием. Огорчает и то, что немало людей приезжает на могилы родственников из других городов Эстонии, а также из-за границы, и их оценка-мнение об Йыхви во многом определяется именно посещением кладбища: видят они здесь ужасную картину – в большой мере заброшенный погост, запустение, — таково мнение Эне.

— Очень печально, — с грустью произносит Татьяна, — что нынче Йыхвиское кладбище такое неухоженное (как, вообще-то, и сам город). Беспорядка добавляют и строительные работы, хотя это, конечно, приятный беспорядок – реновируются пешеходные дорожки. Но пыль стоит столбом, да и ноги увязают в сплошной густой пыли, хотя могли бы, пусть изредка, поливать водой взрытые, ещё не засыпанные щебнем дорожки. Почему-то уж очень медленно продвигаются эти работы.

— К могиле мужа (как и других близких) подойти не могу после того, как волостным управлением осенью прошлого года были посажены туи, — поясняет Вера Александровна. – Правда, они почти все засохли. Раньше же здесь была другая живая кладбищенская ограда. На месте спуска к могилам мы сами тогда сделали ступеньки, выложив плитками, но их, когда сажали туи, разломали, засыпали всё мульчей. Но мне из-за больных ног и возраста невозможно по ней пройти без посторонней помощи. Лучше бы, чтобы подсыпали щебень, а не мульчу. Перед местными выборами обращалась к центристам, они записали в свои блокноты мою просьбу и пообещали: обязательно всё сделаем, но… Да и реформистка волостной старейшина Марис Тоомель, бывший и настоящий, во времена власти которой высаживались и эти туи, не озаботилась пока, как видно, проблемами Йыхвиского кладбища… Так что теперь, если одна приезжаю на кладбище, то просто стою на тротуаре, перед туями, и издали смотрю на могилы моих родных людей. К сожалению, кладбище сегодня не в порядке. Такое чувство, что нет хозяина ни здесь, ни в городе.

Йыхвиского кладбища

— Сегодня кладбище находится в ужасном состоянии. Хотя, кто же виноват в том, что нет здесь порядка, – волостные власти или же кладбищенские работники, — мне так и не удалось выяснить, хотя я пыталась это сделать, — выносит своеобразный вердикт Майе.

Действительно ли, что всё так плохо с благоустройством Йыхвиского кладбища? — еженедельник «Панорама» решил убедиться во всём воочию, исследовав 28 июня это мемориальное место. И, надо сразу сказать: встреча произвела гнетущее, удручающее, впечатление. Если старая часть кладбища находится в более-менее относительном порядке, имеется в виду лишь то, что здесь хотя бы покошена-убрана трава (не говоря о множестве других существующих и здесь проблем), то далее – буйствующий во всю свою мощь травостой (как и ещё большее количество проблем). В частности, былой естественной удобной пешеходной дорожки, протянувшейся вдоль ограды садового товарищества, по сути, нет, теперь здесь – чащоба: заросли травы в рост человека, как и чувствующего себя вольготно и раздольно кустарника. Былые скамейки скрылись-утонули в траве. «Мы вот возле могил отца и матери расчистили эту чащобу, высвободив и скамейки, — объяснил Алексей. – Глядя на нас, то же сделали и родственники ещё двух соседних могил, но не всем приходящим сюда это под силу – очень много пожилых людей. Плохо, что нет тут, вблизи, контейнеров, поэтому те, кто не может донести мусор до сравнительно далеко стоящих, вынуждены выбрасывать его в траву здесь же, возле забора-решётки».

Уже не один год Йыхвиская волость планирует основательно благоустроить кладбище, но планы пока остаются планами, за исключением идущей сейчас реновации пешеходных дорожек.

Безусловно, приведение в надлежащий порядок этого мемориального места — нужно, может быть, даже не мёртвым, а нужно, скорее, живым — не только живущим сегодня людям, но и завтрашним: кладбищенское запустение порождает-воспитывает нравственное запустение. Ведь кладбище – своеобразное зеркало нравственности ныне живущих людей перед покоящимися там, зеркало памяти, уважения, долга.

Антонина Васькина

Фото автора

Источник https://virupanorama.ee/archives/9708

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.