Поделись улыбкой своей!

Имя жизнерадостного руководителя внеклассной деятельности Йыхвиской русской основной школы Антонины Латту хорошо известно не только в волости Йыхви. Её можно увидеть на экране телевизора, на сцене в роли ведущей или узнать голос, доносящийся из ростовой куклы.

Со школьных лет Антонина находилась в центре событий: её путь на сцену начался с конкурсов красоты в 8 классе, когда миниатюрная девчушка заразила всех своей улыбкой. С этого момента и вплоть до окончания гимназии Тоня выступала в роли ведущей школьных праздников, параллельно занимаясь бальными танцами и выступая в городском КВНе.

Окончив Йыхвискую русскую гимназию (ныне Йыхвиская русская основная школа), девушка продолжила учебу, поступив в Вильяндискую Академию культуры на специальность руководителя внеклассной деятельности в мультикультурной среде. Сегодня Антонина является дипломированным специалистом в области молодёжной работы, телеведущей, а также учителем танцев.

Накануне очередного школьного мероприятия еженедельник «Панорама» побеседовал с энергичным молодёжным работником и попытался выяснить, что поддерживает саму Антонину в работе с молодёжью, как удаётся вдохновлять тех, ради кого она трудится.

— Антонина, с чего началось твоё знакомство с молодёжной работой?

— Так как я с детства занималась бальными танцами, то решение пойти учиться на хореографа выглядело весьма логичным. Но позже я пришла к выводу, что продолжать это занятие, имея хорошую базу, полученную за годы увлечения бальными танцами, я смогу и без специального образования. Поэтому идея продолжить учебу в этом направлении, как-то отпала сама собой. В выборе будущей профессии весомую роль сыграл пример бабушки, мамы, тёти, которые работали воспитателями в детском саду. В итоге я решила пойти по их стопам, но немного в другом направлении. Так меня судьба привела в Вильянди.

— Но ты ведь позже перевелась в Нарвский колледж?

— Да. На то было несколько причин. На втором курсе мне предложили работать учителем танцев в моей родной школе, что было, конечно, радостью для меня, но: где Вильянди, а где Йыхви? Расстояние было проблемой. Последним аргументом в пользу перевода в Нарву стала новость о закрытии нашей специальности.

— То есть, ты не успела доучиться в Вильянди?

— Ну, как сказать… на бакалавра по выбранной мною специальности необходимо было учиться пять лет. На третьем курсе нам сообщили, что в следующем году специальность закрывают. Кто-то успел закончить досрочно, кто-то нет. Были те, кто ушёл или перешёл на схожую специальность. Я перевелась в Нарвский колледж, являющийся, как и Академия в Вильянди, филиалом Тартуского университета. Продолжив своё обучение уже ближе к Йыхви, стала совмещать работу с получением высшего прикладного образования.

— Не планируешь ли ты в будущем пойти в магистратуру?

— Такое в планах есть. Я серьёзно взвешиваю возможность пойти учиться на магистра в области организации культурной деятельности.

— Тебя часто называют «человек-энерджайзер». Откуда черпаешь вдохновение, восполняешь силы? — Сама работа с молодёжью сильно влияет на жизненный тонус. Не могу себя назвать «энергетическим вампиром», но позитив ребят, их улыбки – действуют похлеще любого энергетика.

— Одно дело, когда ты видишь живые эмоции, а совершенно иное — когда общаешься через объектив веб-камеры. Как ты пережила эти два года пандемии?

— Сказать по правде, изначально не верилось, что первый уход на дистанционное обучение продлится долго. Было интересно, к чему это приведёт. Но мы ушли на несколько месяцев на «удаленку», и жизнь в школе изменилась. Мы начали общаться с помощью гаджетов. И, конечно, когда проходили школьные мероприятия в цифровой среде, я получала сообщения от всех ребят (а это несколько сотен человек), но я не видела их эмоций. Веселить стоя на сцене, и в одиночку перед видеокамерой – это разные вещи. Я отдавала свою энергию в объектив камеры, но обратно ничего не получала. В какой-то момент появилась усталость от «удалёнки», было заметно, что и ребята стали более пассивными. Видеоролики, которые мы делали, первое время нас увлекали и веселили, но затем это превратились в рутину, стало испытанием.

— Не было ощущения, что приближаешься к черте, перешагнув которую человек иногда начинает ненавидеть свою профессию?

— Было очень тяжело от осознания, что я не могу контролировать ситуацию. То есть, мы готовимся к значимому концерту, а в последний момент школа уходит на карантин. Мне было тяжело не потому, что моё мероприятие отменилось, а потому что дети готовили своё выступление, и надо было говорить им, что концерт отменен. Вот это было самым тяжелым. Но спасало то, что у нас очень дружная школьная семья, я чувствовала поддержку и от детей, и со стороны администрации школы. Поэтому продолжаю что-то выдумывать, экспериментировать.

— Не устаёшь каждый год придумывать к одним и тем же мероприятиям новые сценарии?

— Нет, не устаю. Многое подсказывают и сами школьники. Они приходят ко мне, и мы общаемся. Ребята доверяют и не боятся делать предложения. А такое отношение многого стоит. И всегда идёт поиск чего-то нового. Мы пережили уже несколько карантинов, адаптировались, освоили технологии цифровой коммуникации. Все эти вызовы подстёгивают идти вперёд. Всегда есть свежие идеи.

— С каким настроением ты идёшь на работу?

— После того как мы узнали, что такое карантин и «удалёнка», начинаем больше ценить живое общение. Но, как и во время карантина, так и сейчас, я иду на работу с мыслью, что кому-то помогу, сделаю день ярче, подарю каждому ученику светлые воспоминания об учебе в этой школе. Делаю это с улыбкой. Не зря же говорят: «Улыбнись, и мир улыбнётся тебе в ответ». Даже в песенке поется: «Поделись улыбкой своей, и она к тебе не раз еще вернется!»

— С момента начала учебы в Вильянди и по сегодняшний день твоё представление о профессии как-то изменялось?

— Конечно. Не скрою, Академия в Вильянди, учеба в колледже дали мне огромный багаж знаний. Но практика — это практика. Если сравнивать этот год работы в школе с моим первым, то, безусловно, что-то сейчас я сделала бы иначе, нежили тогда. На момент студенчества мне было сложно представить, что оказавшись в школе в роле руководителя внеклассной деятельности, мне придётся примерять на себе и роль психолога. Но когда дети начинают доверять, они приходят к тебе не только с хорошими новостями, но и за советом, в поисках поддержки. Можно в совершенстве владеть теорией, но когда ученик приходит к тебе и начинает рассказывать какую-то страшную историю, правильно реагировать на неё позволит именно опыт и любовь к выбранной профессии.

— Какими качествами должен обладать человек, решивший посвятить жизнь молодёжной работе?

Он должен быть смелым, так как не всегда предложенные тобой идеи будут восприниматься с первого раза. Всегда найдутся те, кто скажет: мол, так не пойдёт. Нужно быть готовым, что к тебе за советом придут дети, и чем они старше, тем темы могут быть более серьёзными. Человек должен быть на волне, в тренде, быть в моменте, чувствовать молодёжь. Но что ещё немаловажно, правильный человек должен быть на своём месте и служить примером для молодёжи. То есть, если я иду к детям и призываю их к активному участию в чем-либо, то и сама должна проявлять активность. В целом, делая выбор в пользу молодёжной работы, нужно понимать, что это не профессия, которая заканчивается в 17 часов вечера. Она становится образом жизни.

— Как домочадцы свыкаются с твоей профессией? Ведь помимо работы в школе, ты участвуешь в молодёжных проектах.

— Я получаю очень сильную поддержку со стороны моей семьи. И дети, и вторая половинка знают, что я могу выйти на работу в выходной день просто потому, что у меня в понедельник в школе праздник. Они мирятся с моими увлечениями. Семья знает и понимает, что это всё нужно, и это является частью меня. Это я.

— А хватает ли тебе самой времени на семью?

— Да. И по возможности мы вместе проводим свободное время активно. В этом плане у нас полная идиллия: все члены семьи являются поклонниками спорта – кто-то танцует, кто-то ходит в спортивный зал. Если зима выдаётся хорошей, стараемся выбраться на природу, занимаемся сноубордингом. Конечно, с маленькими деться выбраться на гору в Кивиыли получается не так часто, но всё же.

Сейчас уже проще – и дети подросли, и учеба окончена. А раньше, когда приходилось и учиться, и работать, с детьми выручали мамы. Могу с уверенностью сказать, что счастлива. У меня есть работа, где я ощущаю себя на своём месте. Я счастливая мама двух очаровательных детишек. Чем бы я ни занималась, твёрдо знаю, что меня поддержат преданные мужские руки. Он — моя опора. И эта уверенность меня окрыляет, даёт возможность дарить крылья детям, — заключила Антонина Латту.

Беседовал Илья Тельнов

Фото из частного архива

Источник https://virupanorama.ee/archives/8135

Поделиться:
image_print

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.