Лишь бы не было войны (2)
Михаил Стальнухин

Часть 1

6.

Для нашего времени древнегреческий обычай отвечать за свой личный идиотизм собственной шеей, а не жизнями сограждан, весьма поучителен. Хотя я о нем вспоминаю только в связи с историей, рассказанной мне одним состоятельным свободным господином в солидных летах. Он отдыхает на заслуженной пенсии и мне не хочется, чтобы его беспокоили по пустякам, поэтому назову его мистер Х. Без пошлых намеков: буква «Х» здесь, если что, латинская.

Дело было 19 августа 1991 года. В Москве в тот день начался путч – и в первые его часы многим стало очень страшно. Это только на второй день путча стало ясно, что больше всех напуганы сами путчисты, а по-первости это было вовсе не так очевидно.

Наш мистер Х прибыл в Таллинн где-то в полдень. На стокгольмском пароме, из командировки. И, покидая борт корабля, невольно должен был пройти сквозь толпу, собравшуюся отплыть тем же паромом в обратную сторону. В Швецию. Стокгольм же в Швеции? Ну вот…

Мистер Х, как он мне поведал, сначала обрадовался, сразу заметив в толпе физиономию, которую до того видел только на плакатах и газетных полосах. Потом вторую такую же. Такую же не в смысле внешнего сходства, у этих опознанных им кумиров толпы не совпадал даже пол, а такую же в плане общественно-политической репутации.

Затем радость мистера Х сменилась легкой озабоченностью: в толпе ожидающих погрузки на паром оказалось столько народных кумиров, что их концентрация стала наводить на тревожные мысли.

7.

Кстати, за годы, проведенные в парламенте Эстонии, несколько человек из тех, кто уже обошел Рийгикогу с экскурсией, в том числе наблюдал с балкона за его заседанием, так вот они мне говорили, что зрелище собравшихся в одном зале даже 50-60 политиков вызывает у неподготовленного человека неосознанную тревогу. Типа той, что одна ворона – зрелище комическое, при виде того, как она каркает и гадит, ощущения опасности не появляется. Но когда их стая – комедия перерастает в трагедию, предвещающую Армагеддон. Воскресите, пжалста, покойного Хичкока, пусть снимет нам сиквел своего шедевра, ужастика «Птицы».

8.

Но – вернемся к мистеру Х. Когда он рассказывал мне про свои ощущения от возвертания на Родину, то называл и фамилии тех, кого встретил в таллинском порту. Но я их озвучить не могу: те, кто живы, по судам затаскают. Хотя вовсе не факт, что все эти тогдашние кумиры чего-то испугались и со страху подались в бега, нет.

Приведу такой пример. У моей мамы был когда-то пес породы пудель. И вот она как-то вышла в магазин, захлопнула дверь – и только тогда обнаружила, что ключи остались в квартире, вместе с псом по имени Санчо. К счастью, дверь на балкон осталась открыта.

Вызванные на помощь спасатели дотянули лестницу до второго этажа, а полезший по ней пожарный спросил только, есть ли в квартире собаки. А то он раз полез открывать дверь – и наткнулся на пару доберманов. Очень трогательная получилась встреча. Причем трогали его доберманы, заразы, во-от такенными клыками!..

Нет-нет, сказала мама, там только пуделек. Очень скромный. Какие клыки? Так, мелкие зубки, только кашку пожевать. И пошла в подъезд, ждать открытия.

Через минуту пожарный открыл дверь, принял слова благодарности и пять рублей, но сообщил, что собаки в квартире нет. Как нет?! Мама ринулась в квартиру и только через несколько минут, обыскав «двушку», догадалась заглянуть под кровать.

Санчо оказался там. Он поблескивал глазками из самого дальнего угла и вылез из него только после долгих переговоров. На семейном совете мы тогда решили не считать пуделя трусом. Он ведь всегда был отважен и из-за закрытой двери громко облаивал любого, кто мимо нее проходил. И когда понял, что через балкон в квартиру лезет чужой, то не струсил, а просто побежал прятать самое ценное, то есть себя.

9.

Уверен, что 19 августа1991 г. произошло то же самое. Никто не струсил, все, совершенно понятно, спасали самое ценное для страны. Что именно? Да себя же!.. А так-то они все были герои, пусть не все из них – такие породистые как Санчо.

Я не сомневаюсь ни на грамм, что если на наши головы посыпется – не кривься, а посмотри на то, что уже восемь лет происходит на Украине – то те, чьими талантами это будет осуществлено, опять поплывут-полетят прятать самое ценное и любимое. Себя.

Итак: запретить неадекватные речи и заявления нельзя. Нет соответствующего механизма. А можно ли сделать так, чтобы у крыс, прогрызающих дно нашего бакраса, не было возможности добраться до запасной норки где-нибудь в Валенсии или во Флориде?

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.