Валентина Карташова вспоминает, какие вызовы бросил работникам коронавирус

Руководитель по сестринству клиники анестезиологии и интенсивной терапии Валентина Карташова вспоминает, какие вызовы бросил работникам коронавирус во время первой волны заболевания

Неотъемлемой частью продолжающейся пандемии COVID-19 является интенсивная терапия для пациентов в тяжелом состоянии. О работе бригады интенсивной терапии нашей больницы во время первой волны коронавируса рассказала заведующая сестринским делом Валентина Карташова.

Какие трудности вам пришлось преодолеть, чтобы подготовиться к интенсивной терапии пациентов с COVID-19?
Во-первых, было важно обучить персонал и сформировать команду. Здесь имелись свои ограничения: например, работники из группы риска по возрасту не могли заниматься лечением пациентов с COVID-19. Персоналу нужно было работать в нескольких разных местах: в операционной, в COVID-интенсиве, в интенсиве с пациентами без COVID-19, в отделении интенсивной терапии RIO в отдельном V-корпусе. Испытанием для нас стало и открытие новых мест интенсивной терапии в V-корпусе, который по сути является обычным инфекционным отделением. В этот напряженный период приходилось постоянно искать решения и перемещать оборудование из одного здания в другое. Как только четыре койко-места были готовы, мы сразу приступили к работе, а различные трудности решались по мере поступления. Поначалу сотрудникам было непривычно работать в новых условиях.

Что думали и чувствовали сотрудники, работавшие с больными в тяжелом состоянии?
Конечно, в этот период нас переполняли разные эмоции. С одной стороны, мы пытались сохранить оптимизм, но время от времени у всех нас возникали тревожные мысли – действительно ли защитная одежда защищает и насколько агрессивно распространяется болезнь. Медсестры рассказывают, что поначалу им приходилось постоянно контролировать каждое малейшее движение: например, не прикасаться к лицу, но со временем это тоже вошло в привычку. Однако, после 3-4 часов ношения маски на лице появлялись пролежни.

Невозможно не упомянуть, что эмоционально было непросто наблюдать резкие изменения состояния пацентов. Мы своими глазами видели разрушительное действие вируса: утром пациент разговаривал и самостоятельно ел, а к обеду он уже был интубирован и находился на искусственной вентиляции легких. Или то, как на снимке рентгена у пациента за один день исчезали легкие. Но были и положительные эмоции, например, когда больные возвращались из Тарту на своем дыхании, а позже на улицах города можно было встретить тех, кто еще не так давно находился в тяжелом состоянии.

Были ли какие-нибудь особенности в организации совместной работы и распределении задач между партнерами и сотрудниками?
Несмотря на то, что мы сотрудничаем с клиникой Тартуского университета и можем направлять пациентов, нуждающихся в интенсивной терапии, в Тарту, для подготовки пациента к переводу необходима работа местной бригады интенсивной терапии. Их задача – стабилизировать состояние больного и перевести его на искусственную вентиляцию легких.

При лечении пациентов с COVID-19 распределение задач в команде может отличаться от обычного. Поскольку контакты с пациентами необходимо свести к минимуму, то один человек, идущий в «красную зону», должен выполнять как можно больше действий. В результате может получиться, что сестра по уходу выполняет задачи медсестры или врач выполняет часть работы сестры по уходу, но благодаря слаженной работе всей команды медиков мы делали и делаем все возможное для качественного жизнеобеспечения пациентов в тяжелом состоянии.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.