Обман и истерика | Рийгикогу, 06.02.2023

Перед вами выступление от 6 февраля 2023 года. С русскими субтитрами. Перевод стенограммы (17:13 Mihhail Stalnuhhin).

Речь в рамках обсуждения депутатского запроса «Об иммунизации учащихся». Примечание: министр из-за предвыборных дебатов задержался, парламент ждал его около 40 минут.

Я вырос в уважении к медицине и врачам. В том числе я сторонник вакцинации. Только так можно победить пандемии. Но, как многие, я оказался не готов к тому, что на горе, на болезнях и смертях миллионов людей будут зарабатывать концерны и политики — и за несколько дополнительных миллиардов они будут нам врать, врать и врать.


Спасибо, господин ведущий! Уважаемые коллеги! Я сидел и ждал прибытия министра потому, что тема данного запроса для меня глубоко личная.

О чем я говорю? Я сильно обманут тем, что происходило на протяжении последних трех лет. Напомню, как три года назад нас из каждого утюга убеждали в том, что существуют правильные вакцины – и правильный гражданин должен дать себя вакцинировать. Так. А теперь я думаю, какой яд я сам, по своему желанию дал себе впрыснуть.

Что это было? Недавно, примерно полгода назад начала выплывать информация, что ее (вакцину) как следует не испытали, ее не исследовали до конца и то, что называлось лучшей вакциной в мире – на самом деле черт знает что. Но да: послушал бы (обсуждение запроса) и спокойно удалился. Однако меня побудил взять слово вопрос коллеги Хелле-Мооники Хельме: что мы можем сделать для того, чтобы подобные истерические кампании когда-нибудь закончились бы?

Так вот – ничего нельзя сделать! Потому что если к тому, что мы по теме вакцин говорим добавить эту печально известную сумму в 71 миллиард евро, которые Еврокомиссия просто черт знает на что направила, за чем стоит лично ветеринар Урсула фон дер Ляен, чей супруг совершенно случайно работает в одной такой фармацевтической фирме, где это (черт знает что) производится. Совершенно случайно? И что вы хотите в результате получить?

Разумеется, эта волна истерии, идущая из Брюсселя, спокойно принимается здесь, у нас; и мы ведем себя соответственно тому, что там, в Брюсселе решили. И от этого никак не избавиться, это останется с нами ровно настолько, сколько мы будем зависеть от решений Еврокомиссии. В том числе и в этом зале.

Печально все это, очень печально. Но, быть может, самое грустное во всем этом то, что — глядя на происходившее в прошлом году – никакого урока мы не получили. В точности так, как и раньше, мы согласны истерить, если из Брюсселя придет соответствующий приказ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.